Переделка дачи: от советского к современному интерьеру

Содержание

от советского к современному интерьеру

Обитатели дачи под Тарусой (женщина с матерью, дочерью и сыном) уже несколько лет обдумывали её реконструкцию. Двухэтажный домик возводился в советское время из самых качественных на тот момент материалов. Однако его планировка оставляла желать лучшего: помещения были небольшими и плохо освещёнными, лестница — крутой и травмоопасной, веранда и балкон на втором этаже — неостеклёнными и холодными. Чтобы составить представление о состоянии здания, опишем технологии, которые были задействованы для его строительства.

Особенности конструкции

«База» — сборный мелкозаглублённый ленточный фундамент, более 30 лет назад, пожалуй, один из наиболее прогрессивных типов оснований, наружные стены кирпичные, утеп­лённые и обшитые вагонкой.

Приглашённая хозяйкой архитектор Мария Амелина сначала оценила состояние капитальных конструкций. Они оказались пригодными для дальнейшей эксплуатации, а потому получилось обойтись без существенных затрат времени, средств и сил.

Перепланировка

Планировка обоих этажей претерпела значительные изменения. Несущих стен внутри дачи почти не было, что облегчило работу с пространством. Для начала к имеющейся кухне присоединили часть соседней комнаты. Обычное двустворчатое окно в зоне будущей столовой ощутимо увеличили и в ширину, и в высоту, превратив его в две остек­лённые двери, ведущие в сад. Благодаря этим переделкам объём, предназначенный для приготовления и приёма пищи, стал не только больше, но и светлее. На интенсивность инсоляции помещений общего назначения, в том числе и прихожей, повлияло и другое решение архитектора — межкомнатные проёмы из гостиной в кухню и прихожую заметно расширены и оставлены без дверей.

Следующая значимая доработка — уменьшение угла наклона лестницы. Чтобы осуществить задуманное, проём в междуэтажном перекрытии увеличили, а лестничный марш частично расположили над кухонными модулями. Наконец, два последних вмешательства в исходную планировку — это включение в её полезную площадь веранды на первом этаже и балкона на втором.

Первое летнее помещение остеклили, утеплили, после чего около ⅔ от него отвели под тамбур, остаток — под котельную. После полноценного присоединения балкона на втором этаже появилась дополнительная жилая комната. Её использовали для организации детской сына. К слову, сложная конфигурация помещения оказалась даже на руку — в самую освещённую часть комнаты так и просилась рабочая зона, в более затенённую — зона сна.

Визуальные приёмы 

На оптическое увеличение объёмов направлены сразу несколько приёмов. Так, в помещениях помимо верхнего света (архитектор использует потолочные светильники, значительно укорачивая их подвесы) всегда присутствуют отвлекающие «зрителя» источники локальной подсветки — софиты, бра, настольные лампы. Границы между стенами и потолками подчёркнуты лепными карнизами. На первом этаже, где помещения побольше, гладкая окраска стен скомбинирована с обоями, в мансарде обшитые сосновой вагонкой вертикальные, наклонные и горизонтальные поверхности покрыты краской, причём для каждого помещения выбран свой пастельный тон.

Система отопления 

Поскольку коттедж находится в стародачном поселении, он подключён к магистральному газу. Доступность топлива плюс котельное оборудование соответствующего типа позволили организовать продуманную систему обогрева дачи. Основной источник тепла в помещениях — радиаторы (в зоне столовой, под французскими окнами, размещён встроенный в пол конвектор), дополнительный — дровяной камин в гостиной.

Архитектор-дизайнер Мария Амелина

У хозяйки дома хороший вкус, а кроме того, нужная степень доверия к дизайнеру. Возможно, из-за того, что более 10 лет назад я успешно оформила её московскую квартиру. Всю имеющуюся внутри дачи деревянную обшивку (сосновую вагонку) мы оставили, просто привели её в порядок — ошкурили и тонировали составами пастельных оттенков. Лестничное ограждение тоже сохранили, но перекрасили в белый. В обстановку второго этажа получилось (после доработки) вписать часть старой мебели, в том числе и из ИКЕА. Интерьер и цветовая гамма дачи напоминают тарусские акварели — в этом городе я с трудом себе представляю мой излюбленный скандинавский стиль, лофт или хайтек. Всё же атмосфера старинного русского поселения настраивает на ретролад. Особое место в доме занимает живопись — букет флоксов (в гостиной) и пара пейзажей (на втором этаже) принадлежат кисти известного художника Семёна Агроскина. Холл второго этажа украшают живопись Михаила Пелипенко и атмосферные работы Марии Шалито. Вторые я уже давно хотела использовать в своих интерьерах, но им требовалось особое настроение. Коллажи в детской дочери и прихожей — Вадима Демушкина, в кухне — местные тарусские мозаики.

Редакция предупреждает, что в соответствии с Жилищным кодексом РФ требуется согласование проводимых переустройств и перепланировок.

10 лучших идей для переделки дачи — INMYROOM

Дача – настоящий простор для творчества! Ограниченное пространство толкает на нестандартные решения, заставляет быть изобретательными и находить неожиданные подходы к формированию комфортной среды для жизни. Мы подобрали для вас 10 потрясающих домов, хозяева которых сумели обратить минусы в плюсы и превратить строения скромных размеров в уютное и функциональное жилье.

1. Как вдохнуть новую жизнь в старый дом

Этот небольшой светлый домик был восстановлен хозяевами буквально из развалин. Его интерьер – отличное руководство по созданию уюта и сохранению винтажного настроения. Если вы ищете тонкую грань между современной обстановкой и уважением к истории строения, то именно этот дом даст вам наглядный ответ о соблюдении баланса между прошлым и настоящим.

2. Как превратить старую дачу в загородный дом

Наверняка каждый, у кого есть дача, хотя бы раз задумывался о том, чтобы переделать ее в полноценный загородный дом. Владельцы этого подмосковного домика воплотили мечты в жизнь и превратили свою «избушку» в самую респектабельную дачную резиденцию.

3. Как превратить старый домик в стильную резиденцию

Еще одна история чудесного превращения небольшого старого дома в современное комфортное жилье. Архитекторам пришлось серьезно потрудиться над этим бунгало из красного кирпича: нарастить объемы здания, украсить фронтон необычным перфорированным деревянным экраном и создать удивительный интерьер, построенный на контрастах и сочетании противоположностей. В результате получилось открытое и уютное пространство для посиделок и встреч с друзьями.

4. Дача в стиле лофт из старого сарая

Рассматривая этот светлый и функциональный дом, сложно представить, что еще совсем недавно он был старым полуразрушенным сараем. Благодаря переделке строение превратилось в комфортную дачу, ставшую, по замыслу хозяев, чем-то средним между замком и хижиной. Интерьер оформлен с нотками индустриальной эстетики и наполнен винтажными предметами обстановки. Один из тех домов, которые хочется рассматривать вновь и вновь. 

5. Сборный домик на месте старого коттеджа

Дом с невероятной предысторией: подготовка к его возведению заняла 2 года, а собран он был за 2 дня! На месте старого фамильного коттеджа появилось новое здание. Назвать его деревянным срубом можно лишь с большой натяжкой, ведь материал, из которого изготовлен дом, – инновация, созданная специально для этого проекта. Быстрое и экономичное строительство, панорамное остекление и потрясающий вид на озеро – больше и мечтать не о чем.

6. Современный коттедж из старого домика

Если старая дача не подлежит восстановлению, то самым верным решением будет снести ее и построить на прежнем фундаменте новый дом. Именно так и поступили владельцы этого небольшого коттеджа. Из дерева и стекла они возвели лаконичный, компактный домик с просторным холлом и двумя спальнями. Интерьер строения стал результатом гармоничного смешения минимализма, экостиля и скандинавского дизайна. Заинтригованы? Обязательно познакомьтесь с этим проектом поближе, он того стоит. 

7. Как сделать маленький коттедж просторнее

Когда все приемы зрительного расширения пространства и экономии места перестают работать, единственным возможным решением остается реальное увеличение площади строения. К этой мысли пришли владельцы старенького домика – и превратили его в просторную загородную виллу. Результатом переделки стали две пристройки, новые мансарды, и обновленная отделка фасада. Интерьер дома наполнили фактурами, нейтральными цветами и природными материалами. Получилось волшебно!

8. Современная надстройка на старинном фундаменте

Создать на базе старого испанского дома современное жилье – не самая простая задача. Еще сложнее она становится, если заказчики просят архитекторов гармонично вписать обновленную постройку в имеющийся ландшафт и постараться учесть стиль окружающих зданий, не слишком выбиваясь из него.

Этот удивительный коттедж – пример блестящего решения такой нетривиальной задачи. С одного ракурса он выглядит как обычный испанский домик, с другого – как технологичное и ультрасовременное строение. Под стать ему и интерьер, представляющий собой поразительную смесь минимализма, футуризма и экостиля. Вдохновение в чистом виде!

9. Переделка типового загородного дома

Что делать, если имеется только безликая типовая конструкция, а хочется жить в доме, который служил бы ежедневным вдохновением? Действовать! Так и поступили владельцы обычного домика в Португалии – и через некоторое время не смогли узнать свою загородную резиденцию. Стараниями архитектора очертания строения изменились до неузнаваемости, здание стало арт-объектом. При этом геометричный и ироничный интерьер поражает не меньше экстерьера, загляните в гости – вы точно не останетесь равнодушными.

10. Как старый гараж стал полноценным домом

Если сложная жизненная ситуация вынуждает сдать свой дом в аренду и переехать жить в гараж, то единственное что остается – устроиться там с комфортом. Именно так рассудила в свое время владелица этого миниатюрного домика площадью 23 квадратных метра – и с тех пор чувствует себя вполне уютно, несмотря на компактность обстановки.

Ее переделанный из старого гаража дом – образец эффективного использования пространства и музей винтажных элементов интерьера. Рассматривайте и удивляйтесь!

Переделка старой дачи (70 фото) » НА ДАЧЕ ФОТО

Переделать дачный домик

Реконструкция дачного домика

Дачный домик из старого советского вагона

Бюджетные переделки на даче

Реконструкция старого дачного домика

Перестройка дачного домика

Деревянный интерьер

Старинная посуда в интерьере дачи

Переделка дачи Тихонова

Обустроить кухню на даче

Сайдинг пристройка

Кухня из вагончика

Как обновить старую дачу

Сарай из старых дверей

Старые дачные домики переделка

Деревенский дом с террасой

Переделка старой дачи

Домик из старых дверей

Переделка старой дачи

Сделал из старой бытовки

Мини домики для дачи

Реконструкция дачного домика

Переделка старого дачного домика интерьер

Переделка дома и крыши в загородном доме

Переделка фасадов домов

Переделка старых домов

Преображение старых домов

Переделать дачу

Преображение дома в деревне до после

Интерьер летнего домика

Дача в стиле шебби Шик

Современный интерьер в Старом дачном домике

Перестройка дачного домика

Перестройка маленькой дачи

Преобразить старый деревянный дом

Летний домик из гаража

Кухня в деревенском стиле

Деревенский дом переделка

Перестройка маленького дачного домика

Планировка кухни в дачном доме

Старый деревенский дом до и после

Старый вагончик на даче

Деревенский интерьер в стиле шебби Шик

Переделка старых домов

Реконструкция старого дома

Переделка комнаты в деревенском доме

Реконструкция дачи 20м

Переделка старого дома на даче

Летняя кухня в деревенском стиле

Переделка дачи

Реконструкция старого дома

Фасад дома до и после

Дачный участок с домиком

Маленький шведский домик

Деревенский дом двор

Интерьер в Старом деревенском доме

Переделка старого домика

Переделка старого вагончика

Дачная кухня в стиле Прованс

Интерьер дачного вагончика

Переделка Сеней в деревенском доме

Переделка старых домов

Айсина Ольга дачный домик

Реконструкция старого дачного домика своими руками

Лена Шошина

Преображение дачного участка

Старый дачный домик внутри

Переделанный сельский дом

Переделанный сельский дом

Переделки для дачи из старых и ненужных вещей (70 фото)

Переделки из старых вещей для дачи и садового участка

Не стоит спешить избавиться от старых вещей. Они еще могут сгодиться. Если подключить фантазию, то из ненужных вещей получатся подделки, которые станут изюминкой интерьера дачного домика и приусадебного участка.

Переделка старого чемодана

Одной из самых популярных вещей, которую можно сделать из старого чемодана, является прикроватный или придиванный столик. Из старого чемодана получится и оригинальная консоль, на которой хорошо будут смотреться предметы декора. Что еще сделать из старого чемодана.

Из ненужных чемоданов получаются оригинальные кресла. Для этих целей чемоданы необходимо использовать в открытом виде. Чтобы сделать банкетку или аттаманку подойдет только одна из сторон чемодана. К периметру чемодана необходимо прикрепить основу для сидения, обтянуть ее объемным наполнителем и, сверху, обивочной тканью. В качестве наполнителя можно использовать поролон. Осталось лишь прикрепить ножки подходящей длины и оригинальная банкетка готова.

Вот видео, как сделать журнальный столик из старого чемодана:

Старый чемодан можно переделать и в кроватку для домашних любимцев. Для этого можно в чемодан положить мягкий матрас со съемным чехлом. Такую кроватку можно поставить на крестовину, ножки, или ногтеточку.

Мини-шкафчики из чемоданов смогут украсить стенку на стеку на дачной кухне или в ванной. На полках достаточно места чтобы поместить книги, столовые приборы, посуду, специи и приправы или средства личной гигиены.

Небольшой пруд для дачи из старой ванны

Для создания пруда на дачном участке не обязательно нанимать специалистов и тратить немалые деньги на покупку дорогостоящих строительных материалов. Основанием для небольшого пруда может послужить старая ванна, поддон или таз.

Чтобы сделать пруд из старой ванны на дачном участке понадобится:

  • Ненужная ванна;
  • Кусок рабицы;
  • Красивые камни;
  • Раствор цемента;
  • Щебень;
  • Проволока.

Сначала необходимо сделать небольшой котлован, глубина которого должна быть больше краев ванны приблизительно на 40см. Затем обработать края получившегося котлована. В самой ванне заделать сливное отверстие и установить ванну в подготовленное углубление. По всему периметру ванной кладется рабица, она отлично подойдет для армирования. На сетку наносится песчано-цементная смесь. Сверху укладываются различные декоративные элементы. Это могут быть красивые камни, гравий, плитка.

Видео: пруд из старой ванны своими руками — новые идеи:

Переделки из старых столовых приборов

Из ненужных, старых столовых приборов можно сделать большое количество полезных вещей, которые украсят и оживят интерьер дачи.

Из старых вилок и ложек могут получиться оригинальные крючки для одежды, кружек, легких сумок, ключей или подвесных кашпо на веранде дачи или в саду. Для того чтобы сделать такие крючки необходимо всего лишь согнуть ручку ложки или вилки и прикрепить их к деревянной планке или стене.

При помощи ненужных вилок и ложек можно отлично обновить кухонную мебель, приделав столовые приборы вместо ручек для мебели. Такое украшение придаст помещению шик винтажа.

Если половник или согнутую ложку прикрепить к деревянному бруску, получатся подсвечники для маленьких чайных или низких формовых свечей.

Старыми столовыми приборами можно украсить каркас светильника, потолочной люстры или абажур торшера.

Для террасы или сада из столовой утвари получится креативная музыка ветра. Чтобы сделать подобный предмет декора можно использовать не только вилки, ложки и половники, а также старые соусники, миски и тарелки.

Цветочные клумбы из старых вещей

Из различных подручных материалов, без особых затрат, можно создать интересные украшения для цветочных клумб. Если проявить фантазию, что из ненужных материалов порой получаются целые композиции из необычных подделок.

Старые покрышки послужат основой для большого количества разнообразных подделок, которые украсят дачный участок. Существует большое количество интересных идей декора из покрышек, которые легко воплотить в жизнь, но гораздо интереснее попытаться придумать что-нибудь новенькое самостоятельно.

Видео: пошаговая инструкция, как сделать клумбу из старой покрышки своими руками:

Старые сапоги или ботинки так же станут маленькими клумбами для цветов. Такие небольшие клумбочки, подвешенные на заборе, установленные на веранде или ступеньках, не только украсят участок, но и поднимут настроение хозяевам дачи и их гостям. Другие идеи клумбы из старых вещей.

Процесс создания цветочных клумб позволяет из любого хлама сделать настоящие предметы искусства. Небольшая мобильная клумба получится из старого стула. Такая клумба хороша тем, что при желании ее можно перенести на другое место и украсить данной композицией любой участок сада. При желании клумбу можно сделать даже из старой металлической кровати. Оригинальная клумба получится из старого комода или тумбочки.

Но самыми необычными являются клумбы, основой для которых служат старые велосипеды или каркасы автомобилей. Для того чтобы клумба из велосипеда выглядела более декоративно, его необходимо покрасить аэрозольной краской из баллончика и украсить несколькими корзинами цветов. В клумбе из каркаса автомобиля лучше всего высаживать вьющиеся растения, которые быстро скроют часть каркаса, и растения почвопокровники, способные создать сплошной цветущий ковер.

[email protected],

Переделка старой мебели на новый лад

Не все готовы покупать на дачу новую мебель. Чаще всего туда отвозят из дома то, что уже не нужно, причем это касается не только мебели, но и прочих старых вещей. Но ведь и там хочется устроить уютную обстановку, в которой вас будут окружать не расшатанные и потрескавшиеся шкафы с перекошенными дверцами, сломанные стулья и облезлые кровати, а что-то более привлекательное. Почему бы не переделать старую мебель на новый лад для вашей дачи? А то, что ремонту уже не подлежит — можно пустить в дело каким-то иным способом. Например, из шкафов получатся отличные клумбы и грядки, из стульев можно сделать зеркало или вешалку, из фортепьяно — шкафчик с потайным баром, а из стеллажа — подставка под цветы для сада.

Также советуем почитать про мебель из паллет для дачи — с подробными инструкциями. Почему бы не сделать мебель с нуля из того, что почти ничего не стоит? Кстати, из старой ванны также можно сделать диванчик и другую мебель, а не только небольшой пруд.

Также мебель можно сделать из покрышек. Скажем, в галерее посмотрите, как умельцы создали целый гарнитур садовой мебели из стола и четырех кресел из обычных старых колес. А если вы не хотите сидеть на резине, вот вам небольшая пошаговая инструкция, как изготовить пуфик из старой покрышки:

Видео: переделка старой мебели для декора дачи:

Поделки из старой двери для дачи

Если вы взялись делать ремонт в квартире, не торопитесь выбрасывать старые деревянные двери — они вполне могут пригодиться вам для украшения вашей дачи и сада, а также для создания различных полезных вещей. Например, если взять две двери и несколько деревяшек, то из них можно построить оригинальную перголу — главное, не забываем потом покрасить их в белый цвет. Больше информации про перголы на даче в этой статье.

Еще одна популярная идея, куда пустить в дело ненужную дверь — это сделать большой стол, за которым смогут собраться все члены семьи. Тут особо ничего сложно нет, достаточно приделать к двери ножки нужной высоты, предварительно приведя дверь в порядок, ошкурив, покрасив или покрыв лаком и морилкой.

Но стол — это не единственная вещь, которую можно сделать из старой двери. Например, если покрасить три дверцы в яркие цвета и скрепить между собой обычными дверными петлями — получится отличная дачная ширма. Другие переделки из старых дверей для дачи: дачный душ или беседка (из дверей делаем стенки), качели и скамейки — из двери выйдет как спинка, так и само сидение, а для изготовления качелей нужно будет просто приделать тросы и подвесить в нужном месте сада. Также можно сделать вешалку в прихожую, стеллаж или полку. Больше идей на фото:

Что сделать из старой деревянной бочки

А что, если у вас вдруг откуда-то взялась старая деревянная бочка, в которых обычно хранят вино? Если честно, я слабо себе представляю, где может ее взять обычный среднестатистический человек, но если уж вы — исключение, она у вас есть, и вы не знаете, что с ней делать, давайте разбираться, какие вещи для дачи можно изготовить из такой деревянной бочки.

Для начала научимся делать из бочек мебель — это может быть обычный или журнальный столик, который, кстати, украсит гостиную не только на даче, но и в городской квартиры. Также можно сделать уличную мебель — стол из двух бочек или, если вы готовы распилить эту чудо-вещь — два кресла и небольшой столик для улицы. Также из ненужной деревянной бочки получить отличный бар, который также можно использовать как дома, так и в саду. А может быть, сделаем высокий очаг из бочки? Кстати, почитайте, из чего и как сделать очаг на даче из своими руками. А также вы можете просто изготовить из нее оригинальную собачью будку, которая наверняка понравится вашему питомцу.

Переделки старых вещей для дачи — фотогалерея

На переделку для дачного и садового декора можно пустить самые разные старые вещи, не только мебель, но и то, что больше уже не используется. Возьмем, скажем, спортивный инвентарь. Из бадминтонных ракеток получится стильное настенное зеркало, а из старого скейта — полочка для спортивных наград или других памятных сувениров. Из банок и бутылок можно сделать садовые подсвечники, создав романтичное освещение в вашем саду. Терка пригодится для хранения украшений. А уж способов переделать старую мебель, чтобы подарить ей вторую жизнь на даче, существует вообще великое множество. Смотри идеи в фотогалерее:

Как переделать старый деревенский дом или дачу?

Нужно ли говорить, какой ценностью обладает деревенский дом или дача для городского жителя, утомившегося за зиму в городских джунглях? Поэтому так популярна покупка участков под ИЖС. Между тем, строительство небольшого дома может позволить себе не каждый. Если же на участке уже имеется домик, но он кажется вам немного тесноватым, можно его переделать, пристроив дополнительно веранду, либо комнатку. Обойдется это значительно дешевле, чем строительство дома целиком.

Прежде чем приступить к переделке, оцените состояние фундамента, ведь самую продуманную переделку можно считать обреченной, если фундамент находится в аварийном состоянии.

Не забывайте, что многие дачные домики строились в эпоху дефицита стройматериалов, что сказалось на самой конструкции оснований строений, а также их эксплуатационных характеристиках. Обычно речь идет о простых, столбчатых фундаментах, которые чувствительны к температурным перепадам. Последник вызывают «пляску» столбиков – они то опускают, то поднимают домик. Эти процессы приводят к перекосу дверей, окон, изменениям высоты различных частей дома. Какой выход? Отвечаем: необходимо переустройство или ремонт старого фундамента.

Далее следует осмотреть пол, провести обследование подполья, стен, перекрытий и кровли – необходимо понять какие материалы использовались при строительстве дома. Не нужно забывать про коммуникации. Как правило в таком домике нужно полностью заменять электропроводку.

Проведя обследование дачи, берем лист бумаги, делим его напополам и пишем плюсы и минусы – прикидываем в какую сумму выльется переделка. Если ваш деревенский домик находится в удовлетворительном состоянии, можно смело приступать у его переделке.

Следующим шагом станет разработка перепланировки. Придумываем как лучше увеличить полезную площадь своими руками, сведя переделки к минимуму.

Если вы решили прибегнуть к расширению площади домика путем пристройки веранды, то чаще всего в таких случаях прибегают к каркасному методу строительства. Он позволяет выполнить реконструкцию дома с минимальными вложениями.

Если вы намерены приезжать на дачу или жить в домике даже в зимнее время, то необходимо будет утеплить дом с помощью пенопласта и заменить старые окна на современные и недорогие стеклопакеты. Первое время это позволит отапливать дом элетроконвекторами, даже если вы не успели построить печь. При этом нужно понимать, что электрическое отопление является очень невыгодным, поэтому лучше, как можно скорее заменить его на более экономичный вариант.

Что касается кровли, то к этому процессу, пожалуй, лучше привлечь специалистов – слишком уж непрост этот процесс для самостоятельной работы.

Фото: photoicar.ru; forumhouse.ru; pnzstroi.ru; interiorno.ru; howtospecialist.com; kulstroi.ru; orcmaster.com

Переделка дачи — расширение и ремонт фундамента, строительство и отделка стен, утепление и кровельные работы

Плановая переделка дачи под ключ — основные этапы работ

Сезонная переделка дачи может ставить перед собой различные цели и иметь различные масштабы, но это не обычное утепление дома, как думают многие. Часто реконструкция дачи, расположенной в непосредственной близости к городу призвана превратить ее в полноценный дом с возможностью круглогодичного проживания. Такая переделка является полноценной реконструкцией здания.

Желание хозяев изменить внешний и внутренний облик своей дачи должно учитывать возможности постройки и размеров финансовых затрат, которые готов понести при этом собственник дачного домика. Во время поиска вариантов переделки дачи нужно учитывать, что принимаемые решения не должны повредить существующую постройку и улучшить ее комфорт и энергоэффективность. При этом переделываются не только внутренние помещения, но и встраиваются инженерные коммуникации, которые помогают сделать быт намного проще и приятнее.

Радикальным решением может быть снос старого здания и постройка на его месте нового. Но если постройка еще может простоять очень много лет, нет необходимости рушить старое, чтобы создавать новое.

Переделка дачи обычно сводится к реконструкции, при этом преимущества такого подхода очевидны: ниже расходы на строительство, возможность проведения работ с одновременным проживанием в доме.

У каждого дачного дома есть изначально свой индивидуальный проект, поэтому и переделка дачи в каждом конкретном случае должна иметь индивидуальный подход и учитывать все особенности строения.

Для переделки дачи есть несколько основных вариантов:

— пристройка мансарды;

— возведение полноценного второго этажа;

— переделка комнат внутри дома с изменением планировки;

— монтаж инженерных коммуникаций, полная замена электропроводки и др.

Все строительные работы, которые входят в переделку нужно спланировать так, чтобы соблюдалась правильная очередность выполнения работ, были правильно подобраны строительные материалы и выбрана команда специалистов для выполнения всех этих работ.

Переделка дачи это ответственная работа, выполнять которую качественно и правильно могут только профессионалы, учитывающие все особенности каждого отдельного дачного дома. Специалисты группы компаний «Орион СПб» проконсультируют по всем вопросам переделки дачи, помогут подобрать наиболее подходящие варианты в каждом конкретном случае и выполнят самые сложные и самые простые работы качественно и профессионально.

создайте красоту для дома и дачи

Практически любая вещь может быть переделана, и подборка ниже доказывает этот факт. Для кого-то это всего лишь мусор, другой же человек увидит в этом потенциал и сможет переделать в полезную и интересную вещь. Посмотрите, как люди из ничего создавали практичные вещи для дома и дачи:

Старое пианино превратилось в крошечную мастерскую

Разбитые цветочные горшки — оригинальный сад с пряными травами

Старый экран компьютера как аквариум

Звон столовых приборов на улице

Старый комод, который превратился в диван

Мягкая игрушка из перчаток

Чашка как подхват для штор

Чашки как оригинальное освещение кухни

Вы когда-нибудь видели, что теннисная ракета может стать зеркалом?

Почему бы не покачаться на сломанном стуле?

Рама разбитого зеркала теперь служит подставкой для драгоценностей

Удивительно красочная стена из бутылочных крышек

Старая дверь как вешалка для верхней одежды…

… или письменный стол в кабинете!

Прикроватные тумбочки из старого письменного стола

Уберите струны и сделайте уникальную полку

Старая люстра в качестве подставки для сладостей

Расплавить старые карандаши, чтобы получить новые

Превратите бесполезный зонтик в детский парашют

Салфетка из старых джинсов?

Оригинальные полки, когда-то бывшие лестницами

Потенциал лестниц действительно велик

Ненужный стол превращается в два туалетных столика

И снова двери. На этот раз как подвесная полка

Старый матрас теперь работает как органайзер

Старые жалюзи превращены в рамку для картин

Сломанные аксессуары для волос плюс магниты, и все готово!

Старые грабли как подставка для бокалов вина

А что насчет того, чтобы превратить старую ванну в диван?

Новая жизнь старого ящика

дач — семнадцать моментов советской истории

Тексты Изображения Видео Музыка

Тематическое эссе: Джеймс фон Гельдерн

Когда-то знак партийных привилегий, дача, маленький домик в деревне, которого жаждал каждый советский гражданин, при Хрущеве стала возможной для широких слоев советского населения. Выдаваемая через профсоюзы, институты, фабрики и другие профессиональные организации, дача стала главной наградой в советской системе добычи.Горожане мечтали иметь небольшой участок земли за городом, куда можно было бы бежать в летние выходные, подальше от городской жары и грязи. Сами города росли с поразительной скоростью. Москва включила отдаленные сельские земли в пределы своей городской черты, быстро застраивая их новыми многоквартирными домами. Таким образом, возможность выскользнуть за город, чтобы подышать свежим воздухом, стала очень цениться.

Привилегированные дачные поселки, такие как Переделкино, писательское сообщество, где Борис Пастернак, Корней Чуковский и другие жили в домах, предоставленных им Союзом писателей, или поселки для партийных лидеров, космонавтов и звездных спортсменов, располагались относительно недалеко от города.Дачные поселки для малообеспеченных, где дома были ближе к избам, а благоустройство было скудным, строились все дальше и дальше от города. По окончании рабочей недели отдыхающие толпились на « electrichka », зеленых электричках, которые направлялись на дачный участок, чтобы вернуться только в понедельник утром. Патологии, возникшие из-за неконтролируемого роста городов, прежде всего загрязнения, сделали дачный отдых необходимой составляющей терапевтического режима большинства россиян. Тем не менее, это не объясняет глубокую сентиментальную привязанность к дачной стране, которую разделяет большинство россиян, поскольку современная жизнь отдаляет их от их сельских корней.

Ритмы дачной жизни были такими же неторопливыми, как и мелодия ее гимна, Подмосковных ночей (вернее, Подмосковных ночей), хитовой песни 1958 года. Долгие прогулки по лесу, медленные пары в бане для тех, кому повезло. Иметь его, и национальная страсть к сбору грибов были славой дачного уик-энда. Часто равнодушные к содержанию и изнурительному труду на рабочем месте, россияне вкладывали значительные средства в свои дачи, несмотря на то, что они не были законными собственниками.Земельные участки в шестьсот квадратных метров, которые при Хрущеве обычно выделялись удачливым рабочим, все еще принадлежали государству. И все же любовь к даче была так глубоко укоренилась, что государство не осмеливалось воспользоваться своими законными правами, настолько, что, когда правительственная кампания против Пастернака была в разгаре, профсоюз все еще не осмелился выселить его из Переделкино. Де-факто Владение дачей стало вопросом выживания в постсоветские годы, когда приусадебный участок стал основным источником пропитания для многих семей.

очерк о «русском коттедже» и его месте в воображении страны — The Calvert Journal

Какое сознание сажает герань в шины грузовика и кладет сиденья самолета под грушу?

Какое тело может расслабиться в этих креслах?

Какая боль скрывает диссонанс старых покрышек и цветов?

Какое онемение позволяет в таком беспокойстве чувствовать себя как дома?

Какие прикосновения не ощущают диссонанса мусора и цветения?

Лежа в гамаке в саду, обнесенном колючей проволокой, я не могу себе представить.Я читаю свидетельства, историю и художественную литературу. В эпилоге ее « Путешествие в вихрь » я сталкиваюсь с запоздалой мыслью Евгении Гинзбург о ее восемнадцати годах, проведенных в лагерях:

В те годы я испытал много противоречивых чувств, но преобладающим было изумление. Было ли все это вообразимым — действительно ли это происходило, могло ли это быть задумано? Возможно, именно это изумление помогло мне выжить. Я был не только жертвой, но и наблюдателем.

Если ей было трудно представить, как я могу, разделяя три поколения? Возможно, эта неспособность была защитной — что можно удалить себя, чтобы остаться в живых. Еще одна попытка воображения: я притворяюсь, что принадлежу к поколению моих бабушек и дедушек. По мере того, как режим строился, он разрушался. В разгар эпического строительства привычный мир был разрушен. Язык стал иностранным. Все эти новые слова, значения которых неизвестны. Кто эти «стахановцы», впихивающие пятилетку в четыре года? Почему они это делают? Люди тихо исчезают.Лучше не задавать вопросов. Церквей больше нет. Слышен звук отбойного молотка. Природу больше не нужно понимать, ее нужно побеждать. В шелесте листвы есть страх.

Я не смог бы выразить чувства словами. Я был бы потерян, завис, плыву по течению. Разделение поколений было бы непреодолимым. О чем я буду говорить? О чем бы я не говорил? Пытался бы я защитить своих детей молчанием? Что нужно, чтобы молчать каждый день? Поняли бы они мой язык? Я бы не подумал о том, что они живут без прошлого.Смогли бы я и почувствовали бы они разрыв, разделяющий нас? Могу ли я дотянуться до разлома своим касанием? Что за прикосновение было бы? Осторожно, осторожно и пытаетесь установить связь? Или легкий, естественный и знающий?

Это притворство — инверсия, обращающая мой взгляд внутрь. Я наблюдаю за ушедшим поколением в моем теле и в уме, чувствуя себя дезориентированным, когда провожу это исследование. Шокирован? Почему эти слова приходят ко мне? Чьи мечты о войне я иногда вижу? Почему я много езжу в поездах во сне? Почему кладбища доставляют мне чувство комфорта? Относится ли моя боль в шее, когда я пишу это, воспоминание о тишине, которая, должно быть, удушала и которую я сейчас пытаюсь нарушить? Заполнить? Беспредельное чувство бессилия, замешательства, неспособности понять.Теперь я могу представить. Жизни жили в страхе, невидимые, потому что даже быть увиденным было опасно. Тела стираются, напряжение, глаза осторожны при встрече с глазами, живут так, как будто они отсутствуют в жизни. Члены моей семьи молчали. Некоторые умерли до моего рождения. Дневников они не оставили. В своем эссе о произведении Варлама Шаламова Колымские сказки Андрей Синявский, русский писатель, проведший пять лет в лагерях, пишет, что «человек не выносит; он превращается в материал — дерево, камень — из которого строители строят то, что хотят … в таких условиях человек ни о чем не думает, ничего не помнит, теряет рассудок, свое чувство, свою волю.’

Рэйчел Розенблюм, французский психоаналитик, отмечает, что «оставшиеся в живых, которые хранят молчание, часто обречены на иссушенное существование, высушенную жизнь, смерть в жизни […] Но когда они высказываются, и особенно когда они делают это в общественности, они подвергаются еще большему риску. Рассказ «жуткой истории» в некоторых случаях может спровоцировать не только серьезные соматические проблемы, психотические эпизоды, но и самоубийство ». Кажется, пути назад к жизни нет.

В фильме « Архитектура и власть » Иоан Августин, румынский ученый и практикующий архитектор, описывает тоталитарную архитектуру как построенную идеологию.Наверное, дачи никогда не будут считаться архитектурой. Тем не менее, в некотором смысле эти повседневные пространства представляют собой выстроенную идеологию, а не великолепные строительные проекты, которыми эта идеология хотела запомнить.

(PDF) Дача: Дом вдали от дома

Журнал архитектурно-планировочных исследований

33: 4 (Зима, 2016) 272

ВВЕДЕНИЕ

Дача — это загородный дом, который жители российских городов используют для отдыха и развлечений. / или отступление на выходных.

Это неотъемлемая часть русской жизни и культуры как временное семейное жилище. Он возник в

начале 18 века как земельный участок, подаренный Петром Великим своим придворным1.

император повелел придворным строить летние дворцы и жить «по-европейски» на

этой земле. который граничил с дорогой из имперской столицы в царскую загородную резиденцию по адресу

Петергоф (Victoir, 2012). Первые дачи представляли собой величественные виллы, которые использовали дворянство для общественных и

культурных собраний.К концу XIX века загородный дом стал одним из

необходимых владений богатых и среднего класса. Однако за прошедшие годы

дач приобрели

люди практически из всех слоев общества. В разные периоды такие элементы дачи

, как размер участка, внешний вид, планировка, внутреннее убранство, местоположение и даже право собственности,

принимались всеми группами и классами (Lovell, 2003), часто как указатели на статус

или даже личность дачника (дачника).

С конца 19 века дача была неотъемлемой частью русской элитной культуры, «местом

быть» для многих русских художников, и изображалась в русской литературе, а затем в кино, передавая дух

эпоха и мощное социальное послание2. До русской революции 1917 года русская интеллигенция

наслаждалась прелестями дачной жизни — романтикой и размышлениями, ленивыми днями

и развлекательными вечерами, музыкой, шарадами, купанием, чаем на террасе или в саду белое белье

платья и скатерти, домашнее варенье и прогулки на природе.3 Мещане4 пытаются войти в вежливое

общество, «нэпмены» 5 20-х годов, высмеивающие молодое социалистическое государство (Ильф и Петров,

1967), и советские люди с бесстрашными детьми, работающими в своих садах между две мировые войны

(Гайдар, 1986) все жили на дачах, но их привычки, как и их дачи, сильно различались.

Дача пережила ликвидацию частной собственности после русской революции 1917 года, хотя некоторые дачи были конфискованы государством и превращены в «дома отдыха» для рабочих.

Как и прежде, дачи предоставлялись чиновникам и видным деятелям Коммунистической партии

для поддержки новой культурной и научной элиты. Для большей части населения дачи

продвигались в основном через кооперативные организации в попытке стимулировать производство продуктов питания

горожан (Caldwell, 2010). Однако, поскольку властям необходимо было держать рабочих в городах, а

не были заинтересованы в восстановлении частных фермерских хозяйств, размер и типы вторых домов были строго ограничены.Размер участка, регулируемый правилами на местном уровне, был ограничен, поэтому он был бы слишком мал на

для постоянного проживания. Однако, хотя фактическая жилая площадь дач была довольно небольшой

— около 312 футов 2 (29 м2) (Struyk and Angelici, 1996), такие чердаки и застекленные веранды

были разрешены, широко распространены и часто очень большие. . Часто в доме не было водопровода, а отопление

зависело от русской печи и традиционной влажной сауны — бани.

Обычно расположенные на окраинах городов дачи были, по сути, загородными коттеджами, особенно

летом. Они предлагали летнее жилье, в основном городским рабочим семьям; побег

из переполненного городского ЖКХ; и возможность провести досуг на свежем воздухе6. Как пояснил

Забельшанский (2001: 37), «дачу

нужно рассматривать как условно-досрочное освобождение заключенного, если он не является вторым домом для горожанина». Он вдохновил

человек, находящихся в неблагоприятном социальном и экономическом положении, на поиски места своей мечты, невзирая на политические трудности и ограничения.Как часть застроенной среды

, дачи выражают связь между материальностью повседневной жизни и материальностью архитектуры

. Более того, в периоды острой нехватки продовольствия небольшой участок земли

в сельской местности мог обеспечить семью свежими продуктами, что часто делало дачу скорее необходимостью

, чем удовольствием.

В связи с быстрыми и повсеместными изменениями в домовладении в постсоветскую эпоху, дача

претерпела преобразования, отражающие изменения в образе жизни дачников и их сообществах.

Эти изменения являются частью гораздо более крупных преобразований, происходящих в России в отношении

жилья, архитектуры и общества. После возвращения России к демократии в 1991 году восстановление

частной собственности обеспечило права собственности и побудило владельцев дач инвестировать в свои

«Изображение и значение дачи в современных российских фильмах» — вестник восточноевропейского кино

Несмотря на переход к экономике услуг и сильную зависимость от природных ресурсов, современная Россия все еще находится под влиянием образа жизни, берущего начало в сельском населении и его многовековых традициях.Социальные и политические преобразования 20– годов вызвали серьезный скачок в уровне жизни многих россиян. Свержение царизма, взлет и падение коммунизма и экономический рост, последовавший за каждым из этих разрывов, привели к росту городского населения и постепенному исчезновению деревень. Тем не менее, сельская действительность сохранила некоторую власть над местной культурой. Особое место в этих преобразованиях занимает феномен дачи, поскольку под дачей обычно понимают дома, где горожане могут проводить время вдали от городской суеты и на природе. 1 С антропологической точки зрения так называемые « дачники » примечательны тем, что переносят особенности дачной культуры, главным из которых является временное изменение моделей поведения, связанных с городской жизнью, в настоящее время. . Характерное поведение дачников в основном связано с рутинными делами: посадка сезонных сельскохозяйственных продуктов, ремонт или восстановление предметов домашнего обихода и самой собственности, вывоз всевозможного мусора и отходов и т. Д.

Кинематографисты, осознавая очарование и загадочность дач, так или иначе пытались запечатлеть это в советских и постсоветских фильмах. Вокруг дачного образа снимались как классика советской эпохи, так и более узкие и амбициозные фильмы. Это эссе — попытка разобраться в целях изображения дачи в современных российских фильмах. Эти фильмы, передающие неповторимость дачной атмосферы, непривлекательность дачной архитектуры и образ жизни дачников , являются замечательным документом для раскрытия скрытых сторон этого социального пространства.Они представляют дачу как место оторванности от реального мира, положение, которое усугубляется как физической удаленностью от городской среды, так и постепенным упадком дачной застройки.

Для большинства россиян и многих людей, живущих в других странах бывшего Восточного блока, дача принадлежит отдельному миру, далекому от повседневной городской жизни, и это отношение отражается в фразах, используемых для описания дачи, таких как «другое растение», «Убежище» и «кусочек другой жизни». 2 На протяжении веков трансформации роль и восприятие дачи претерпели кардинальные изменения. В период царской России под дачей понимались небольшие поместья или постройки, переданные чиновникам от императора (слово «дача» происходит от « dat », что означает дарить, и первоначально относилось к подаркам, полученным от императора). . Таким образом, до -го — гг. Дачу воспринимали не как продукт отчуждения от городской жизни — своего рода второсортный эскапизм, — а как роскошную загородную резиденцию для знати и выдающихся слуг царской России, где они жили. могли насладиться балами и другими роскошными развлечениями.Это нашло отражение в том, как эти резиденции были обставлены и обустроены: величественные фасады и балконы были оборудованы дополнительными этажами. Остатком этой тенденции являются знаменитые усадьбы. Обустройство, убранство и «предназначение» дореволюционной дачи отражено в пьесе Никиты Михалкова «« Неоконченная пьеса для механического фортепиано »1977 года. Съемки описывались следующим образом: 3

[…] Снимок сделан в городке Пущино, идиллическом городке того времени на берегу Оки, где в полукилометре от красивой и почти всегда пустой гостиницы стояла заброшенная усадьба с двухэтажным домом. этажный каменный дом, парк с заросшими аллеями и цветущими прудами […].Михалков просил, чтобы каждый артист, независимо от объема его роли, весь съемочный период провел в Пущино […] весь образ существования (актеры) был настолько ненавязчиво, но точно поставлен, что граница между работой и отдыхом не проходила. существовать. И работа не была в тягость, а досуг естественно и ненавязчиво был наполнен мыслями о работе.

Другими словами, роль актеров заключалась в том, чтобы углубиться в окружающую среду, чтобы принять нормы поведения давно минувшей эпохи.Откровенная беззаботность и восторженные диалоги в роскошных нарядах заставили их слиться с их пышным окружением. Место, где снимался фильм, — изысканно построенная деревянная дача — идеально подходило для этого антуража.

Каковы были нормы поведения в ту давно минувшую эпоху? Михалков показывает, как высший социальный слой того времени переносил на дачу городские модели поведения. Главные герои фильма, действие которого происходит на даче помещика, под звуки фортепиано заняты разговорами о жизненных трудностях.Их риторика и жесты насквозь аристократичны, создавая впечатление, что их городские нормы поведения остаются неизменными, несмотря на смену обстановки.

При Советском Союзе началась новая эра дачной среды: местные и общегосударственные партийные элиты проводили время на ухоженных дачах, созданных по образцу исчезающей аристократии царских времен, в то время как простые граждане бросались возводить или восстанавливать свои собственные дачи в массовом масштабе. Несмотря на то, что дачный бум 1950-х годов совпал с бурным ростом городских центров, советским гражданам нравилась идея жить за городом, на собственном участке.В то время как в общежитиях, коммунах и общественных жилых помещениях было мало места, дача стала летней отдушиной и уютным уголком для бегства от идеологической реальности. Вне тесного городского контекста людям было где «немного отдохнуть», что было особенно полезно для детей. 4 Стоит отметить, что Советское государство создало не только искусственный дефицит строительных материалов и дачной мебели (как это показано в монографии Михаила Восленского « Номенклатура »).Он также ввел ограничительные строительные нормы, согласно которым нельзя было проектировать и строить дачи выше двух этажей. Таким образом, дачники были заключены в строго регламентированную среду, в которой сложившиеся модели поведения и пространства зависимости было трудно преодолеть.

Сюжет ряда классических советских фильмов построен вокруг дачи как места побега от городской суеты. Оскароносный фильм Владимира Меньшова « Москва слезам не верит » в 1979 году показывает, как преображается сельский район с приходом дачников . 5 Термин « дачник » появился именно тогда. Он относится к дачным, жильцам — как постоянным, так и временным, хотя в основном вторым — и часто используется с коннотацией особого образа жизни, который устанавливается на собственном участке земли.

Меньшов прослеживает процесс преобразования дачи на протяжении нескольких периодов времени. В начале рассказа центральный дом выглядит эклектично. Он собран из доступных в то время стройматериалов.Построенные из досок разных цветов и форм и наспех вставленных окон и дверей, части не сливаются в единое целое. Отсутствие ограды, ограждающей территорию, отсутствие ухода за газоном и дорожек для укладки, свидетельствует о том, что владельцы не позаботились о приведении дачи в состояние, которое в целом считалось бы надлежащим. В это время, то есть в позднесоветский период, дачное обустройство все больше приближается к эстетическим и нравственным обычаям русской деревни.

Сегодня, говоря о даче, мы обычно имеем в виду советский артефакт — статусный символ зажиточных советских граждан, у которых было дополнительное место для отдыха.Но постсоветские фильмы из России подходят к даче особым образом, что не полностью соответствует их коннотации советской эпохи. Таким образом, коллективный и развлекательный характер проживания в загородных домах в последнее время отошел на второй план. Вместо этого на экранах дачников преследуют идеи опустошения и отчаяния, которые представлены как эффекты пространства, в котором они обитают. Известными в этом отношении являются фильмы Андрея Кончаловского 2014 «Белые ночи почтальона » и Наташи Меркуловой и Алексея Чупова 2018 Человек, который всех удивил .В отличие от советского подхода к изображению дачи, ориентированного на коллективные действия и вовлечение дачных соседей в свою жизнь, в этих фильмах затрагиваются вопросы одиночества и отстраненности людей друг от друга. Герои постсоветских дачных фильмов буквально падают в пучину повседневности и окутывающее пространство безысходности. В обоих фильмах дачников населяют отдельный микрокосм «маленького человека» с целым комплексом бытовых вызовов и социальных проблем, усиливающихся под давлением дачной среды.Это тоже переводится в другую тональность: пестрый состав советских дач сменяется унылым темно-синим тоннажем.

Белые ночи рассказывает историю почтальона из глубин России. Почтальон хоть и из города, но выбирает стезю дачного почтальона, изо дня в день перевозя почтовые отправления огромным количеством посылок. Выбирая полудокументальный стиль повествования, Кончаловский следует за почтальоном через серию минималистичных стационарных картин.Скромный стиль подчеркивает ничтожную важность почтальона и бессмысленность его существования. Его экзистенциальный кризис усугубляется кражей его собственности в руках дачников , уходом мимолетной любви (которая выбирает жизнь в городе) и удручающими разговорами о трудностях, с которыми он сталкивается. В фильме царит мрачная атмосфера, которую передают пустые и полуразрушенные дома, провисшие заборы и заброшенные дачные участки. Чувство депрессии, меланхолии и бессилия словно нависло над дачниками .

Дачники в Москва слезам не верит s & Почтальон Триапицын несет письма в Белые ночи почтальона

Стоит отметить, что Кончаловский не впервые прибегает к такому методу повествования, чтобы проследить судьбу простых людей. Возможно, его любимый прием — привлечение непрофессиональных актеров — можно отнести к одному из его первых фильмов, История Аси Клячиной «Белые ночи почтальона» это означает привлечение к созданию фильма настоящих дачников . Режиссер считал, что ни один профессиональный актер, каким бы глубоким он ни был погружен в местную среду, не сможет передать реальность дачной периферии со всеми ее тонкими деталями, включая манеру речи людей и их своеобразное поведение, предполагающее постоянную хандру и хандру. отсутствие желания преследовать изящные цели и потребности. В конце концов, все сводится к употреблению алкоголя и выполнению повседневных дел.Беспомощность Триапицына перед общественным прогрессом и городским образом жизни заключена в образе запуска космической ракеты в конце фильма.

Любопытная черта биографии Кончаловского — его собственное отношение к даче. Его мемуары показывают, как он воспринимал социальную функцию дачи. Он пишет, что «у бабушки был умывальник, обычный загородный дом, с металлическим стержнем, по которому текла вода — это все достижения цивилизации ».[…] Потом пианино больше не понадобилось, его увезли на дачу […] ». 6 Здесь возникает идея дачи как места для использования второсортных вещей, утративших свою функцию в городе. Одежда, которая кажется намеренно устаревшей, идеально подходит для повседневных дачных обязанностей, как это показано в фильме Кончаловского. В воспоминаниях отражены и подобные моменты: 7

[…] Весь алкоголь надо было вывезти с дачи, но и это не помогло — выяснилось, что он прятал бутылку в конуре […].Мама пришла на дачу в капроновых чулках, а бабушка ужасно возмутилась: какое у тебя право носить капроновые чулки ?! Куда вы пришли ?! Это разврат! Живем скромно! Мы здесь работники.

Эти комические воспоминания многое раскрывают о смекалке дачников , которые предпочитают распивать алкоголь на даче, чем напиваться в городе, и которые склонны не любить горожан, которые не приспосабливаются к дресс-коду дачник . при посещении их участков.(Они также предполагают, что перцептивное изображение Кончаловским социологии и атмосферы дачной среды частично основано на его собственном опыте.) Воспоминания хорошо согласуются с кинематографическим изображением дачной среды Кончаловским: дачиники , кажется, заняты исключительно работой. или уборка дачного участка с периодическими перекурами, разбавление тягот рабочего дня дешевыми спиртными напитками. Настоящий выход из повседневной жизни таких людей — либо день рождения с дачным соседом, либо его внезапная смерть.Только эти события могут изменить повседневные настроения людей, впавших в настоящее пристрастие к дачному образу жизни.

In Человек, который всех удивил, Чупов и Меркула представляют аналогичный взгляд на гнетущее влияние дачи на человека. Главный герой Егор (блестяще сыграл Э. Цыганов) — лесник, охраняющий диких животных от вторжений человека. Но неожиданная болезнь заставляет Егора переосмыслить образ и закономерности собственного поведения. 8 Он меняется до неузнаваемости.Такое преображение внешности Егора вызывает исключительно негативную реакцию окружающих дачников , которые когда-то дружили с лесником. Дачный огород, который раньше был местом выращивания овощей, теперь стал местом ожесточенных распрей и злонамеренных споров. Образцы агрессивного поведения, принятые «дачниками », также наносят реальный ущерб семье главного героя, чей дом больше не является убежищем, но подвергается неоднократным нападениям и вторжениям.

По ходу фильма дачное пространство висит облаком над существованием Егора, так что он решает радикально изменить свое поведение. Вызовы, с которыми сталкивается Егор, достигают кульминации в экстремальных погодных условиях, агрессивных дачных соседях и смертельной болезни, пожирающей Егора изнутри. Освободившись от гнетущей рутины, Егор уходит в лес и проходит своего рода сеанс реабилитации и выздоровления не только от неизлечимой болезни, но и от дачного образа жизни в целом.

Время, которое Егор проводит вдали от дачи, посвящено размышлениям над экзистенциальными вопросами о смысле жизни и своем месте в этом мире. Последние сцены фильма выполнены в беловато-сером цвете, так как Егор предстает перед зрителем сверхъестественным мучеником — в чистом белом халате, прошедший самые тяжелые испытания и успешно выполнивший задачу, поставленную дачей. Можно с уверенностью сказать, что бывшего Егора больше нет, и что он был образно убит и похоронен на собственном дачном участке.Новый, перевоплотившийся Егор, победивший смертельную болезнь, больше никогда не вернется на свой дачный участок.

Таким образом, директора захватывают среду, неспособную понимать или принимать другие модели мышления. Как убедительно передают непрофессиональные актеры — опять же реальные дачники — разные и чуждые явления встречают с полной неприязнью и никогда не могут стать частью социальной среды. Стереотипизация и стигматизация внешних вещей и явлений со стороны дачников , населяющих архитектурно примитивные и вообще депрессивные постройки человечества, намекают на близкое соответствие дачников их постоянному месту жительства.

В отличие от советской коннотации дачи, в последнее время внимание кинематографистов сместилось к личностям и внутренним конфликтам отдельных дачников , чья жизнь отмечена экзистенциальными вопросами, повседневными проблемами и суровым окружением. Дача здесь предстает еще одним персонажем фильма. Это не просто декорации, задающие тон отчаяния и отчаяния, но антагонист, который активно противостоит миссии главного героя по достижению лучшего уровня существования.Этот процесс субъективации дачи в постсоветских фильмах позволяет нам увидеть, как пространство напрямую влияет на людей. Он представляет собой ловушку — ловушку, в которую легко попасть, но из которой трудно выбраться.

Фильмы, рассмотренные выше, показывают, как дача подавляет желания людей, заставляя людей бороться за удовлетворение своих самых элементарных потребностей. Окружающая среда не позволяет вам развивать свой творческий потенциал, потому что выполнение рутинных дел, связанных с жизнью в дачной среде, обрекает вас на порочный круг домашних зависимостей.

Список литературы

  1. 1.

    Ловелл, С. (2003). Дачники: История дачи, 1710–2000 гг. Cornell University Press, 8.

  2. 3.

    Адабашян А. Плюс к тому, о чем пишут другие // Никита Михалков: Сборник. М .: Искусство, 1989 (URL: https://chapaev.media/articles/4197) [дата обращения 1 апреля 2021 г.].

  3. 4.

    Трейвиш А. И. (2014).«Дача» как наука о втором доме на Западе и в России. Региональные исследования России, 4 (3), 179–188; 187.

  4. 5.

    Колдуэлл, М. Л. (2011). Дачные идиллии: органичная жизнь в сельской местности России. Univ of California Press, 14.

  5. 6.

    Кончаловский А. (1998). Низкие истины. М .: Сборник Совершенно секретно, 9-11.

  6. 7.

    Кончаловский А. (1999). Превозносит мошенничество.М .: Коллекция Top Secret, 55, 9.

    .

  7. 8.

    Судьба животных и природа позиционируются по отношению к цивилизации, как дачная среда в фильме Кончаловского: как противоположные и несовместимые компоненты одного большого целого. То, что Егор страдает смертельной болезнью, свидетельствует о всей остроте конфликта.

На даче: потребители в цвете

Его издевательский сарказм — и явное незнание того, насколько распространена такая практика в международной торговле — стерли стоимость ценных бумаг «Мечела» не менее чем на 6 миллиардов долларов.Иностранные журналисты и правозащитники уже давно критикуют упадок демократии при Путине. Бизнес-класс вместо этого сосредоточился на росте, возможностях и кажущейся стабильности его России. Теперь, когда г-н Путин посеял сомнения, помощник г-на Медведева по экономике Аркадий Дворкович поднял больше вопросов, призвав к осторожности при обсуждении публичных компаний. Было ли это первым признаком раскола между дуэтом наверху, который до сих пор был локстепен? Может ли в России быть два лидера?

Несомненно, сегодняшняя Россия — это не Советский Союз.Только что вышла новая книга о нашей заветной Тарусе, за светлые пейзажи и домашнее гостеприимство которой мы выпили множество тостов с нашим художником, бизнесом и деревенскими друзьями.

Книга под названием «101-й километр», отсылающая к удаленности Тарусы от Москвы, рассказывает о том, сколько интеллектуалов, в первую очередь поэтесса Марина Цветаева, испытали коммунистические репрессии в этом деревенском месте.

Лица младше 35 лет, которые доминируют на городских улицах и во многих сферах общественной жизни, почти или совсем не помнят обо всем этом или о своих лишениях.Глаза нашего 24-летнего племянника Коли и его друга-архитектора Нади закатились в скучающем недоумении однажды ночью, когда мы вспомнили, как в 1984 году в Москве велась борьба за дефицитный консервированный горошек. безопасность советской жизни — чувство, распространенное даже среди пожилых россиян, которые преуспели после его распада. Молодежь не питает иллюзий, особенно по поводу хорошего управления, и пришли к трезвой оценке, что полагаться можно только на себя.

С другой стороны, существует процветающая и могущественная Русская православная церковь и славянский национализм, который может переходить в кровавую мерзость, но в основном питает вновь обретенную гордость.

Гордость и национализм укрепляют у россиян осознание своей особенности, что может выражаться в чувстве превосходства, но в то же время помогает замаскировать часто присутствующее чувство обиды или неполноценности.

Еще в начале 1980-х, когда я впервые попытался расшифровать эту огромную, бесконечно загадочную страну, мне часто казалось, что задача могла бы быть проще, если бы Россия была отдельным континентом, если бы мы могли просто сказать «русский», как мы легко брендируем. какое-то поведение «европейское», «азиатское» или «африканское».”

Дачные классы · LRB 9 октября 2003 г.

Кто мог забыть повседневную жизнь в старом Советском Союзе? Совершенная странность того, как это место функционировало, несоответствие между функционированием и претензией. Дискомфорт и неудобства, унылость, постоянная нехватка и окольные пути получения вещей, повсеместное притяжение и покровительство, ничтожность денег, ужасность чиновников, великолепная компания друзей, обсуждающих философию за кухонными столами, чувство бытия попал в искривление времени, которое должно было быть будущим, но ощущаться как прошлое.Когда я впервые приехал в Советский Союз в качестве студента по обмену Британского Совета в 1966 году, я думал, что только иностранцы замечают странности советской жизни. Но оказалось, что это почувствовали и местные, или хотя бы местная интеллигенция. «Если бы у нас была нормальная жизнь!» — вздыхали бы они не только в Москве, но и в Будапеште и Праге. «Нормальный» когда-то относился к тому, что было до революции или в Восточной Европе до советизации. Однако к 1970-м годам большинство людей не знали, что это за «нормальное», и переосмысливали его с точки зрения западного образа жизни и культуры, которые были не только недостижимыми, но и нечетко понимаемыми.Сама нормальность стала утопической концепцией.

В бывшем Советском Союзе ничего не менялось. Во всяком случае, так это казалось в флегматичном самодовольстве брежневских лет, когда потрясения и ужасы сталинизма окончательно остались в прошлом, а мимолетные волнения давно минувшей постсталинской оттепели. Хвастовство Хрущева о неизбежности коммунизма было шуткой. Как основополагающий миф, Русская революция была в значительной степени вытеснена Второй мировой войной, и режим Брежнева казался более приверженным постепенности, чем любой фабианец.Безусловно, в послевоенный период страны Балтии и Восточная Европа получили подготовленный Советским Союзом краткий курс по революции сверху, включающий такие довоенные элементы, как коллективизация, террор против классовых врагов, позитивные действия в образовании и социалистический реализм в искусстве. . Но в Восточной Европе 1970-х и 1980-х годов ощущение невозможности перемен — вечности заключенных в клаустрофобные объятия советского старшего брата — было даже сильнее, чем в Советском Союзе.Там старшее поколение, по крайней мере, помня о сталинизме, могло видеть некоторые достоинства в относительно мягком застое.

И тут случилось немыслимое. Советская власть рухнула сначала в Восточной Европе, а затем и в самом Советском Союзе. В принципе (как говорили представители Советского Союза, имея в виду, что реальность была более сложной), новые страны Восточной Европы и бывшего Советского Союза приняли демократию, свободный рынок и западную культуру; в принципе, нормальная жизнь могла начаться.На практике это оказалось не так просто. Правительственная анархия и экономический хаос, последовавшие за распадом Советского Союза, вообще не казались нормальными. Мафия не была нормальной; безработица, пенсии обесценились из-за инфляции, а порнография не продавалась на улицах. Демократия была хорошей идеей, но политика, как выяснилось, была грязным делом, и по возможности ее лучше игнорировать. Такая беспорядочная и непредсказуемая жизнь была ненормальной; для большинства людей повседневное выживание стало еще труднее, чем это было в прошлом.

Выбор Стивеном Ловеллом дачи как призмы, через которую он смотрит на изменения в российском обществе, вдохновляет. Его книга — не легкое чтение: история сложна, и он провел много исследований (если читатели хотят сначала попробовать что-то менее сложное, они могут обратиться к его статье «Советская Экурбия: Дачи в послевоенной России» в газете Кроули. и коллекция Рида). Но это показывает, что Ловелл был первоклассным историком как в социальной, так и в культурной сфере. Как и его наставница Катриона Келли (чье недавнее изучение русской консультативной литературы является важным источником для всех, кто интересуется русским и советским потреблением), Ловелл рисует на широком холсте, начиная с XVIII века и до наших дней.

Истоки русской дачи были аристократическими: в начале 18 века Петр Великий отдал своим дворянским слугам земельные участки на дороге между Санкт-Петербургом и своим новым дворцом в Петергофе и потребовал, чтобы они построили (за свой счет) Впечатляющие и ухоженные загородные дома (отсюда и термин дача , что означает «что-то данное»). Но это было буржуазным явлением позднего имперского периода, когда дача стала самостоятельной; и одно из величайших достоинств книги Ловелла состоит в том, что она дает ощущение непрерывности образа жизни среднего класса, несмотря на революционную пропасть.Как и многие буржуазные явления, о даче часто писали плохо: дачников высмеивали как вульгарных, снобистских, претенциозных, недооценивающих характер, которым они, как они утверждали, поклонялись, и обвиняли своим присутствием в развращении крестьянства. Дача была уцененным конкурентом дворянского поместья ( усадьба ) в поздней Империи, и любой, кто имел отношение к настоящему, должен был ее презирать. Дачники — или, скорее, экономические изменения, которые привели к тому, что на рубеже веков уменьшающееся дворянство распродавало свои поместья, а городские жители города использовали эту землю под дачи — являются закулисными злодеями в The Cherry Orchard .Но сам Чехов был дачником, как и другой критик буржуазной дачи Максим Горький. Со временем дачники, как и дворяне до них, разработали свою собственную мифологию о земле и достоинствах физического труда, свежего воздуха и знакомства с красотами природы. Кроме того, дачная жизнь стала ассоциироваться с качествами, считавшимися исконно русскими, такими как общительность и гостеприимство.

Особенно интересна история дачи в советское время. Советские дачи могли находиться в собственности, что делало их одной из немногих доступных форм частной собственности.Ужасающие условия, в которых проживало большинство людей в своих городских квартирах, сделали побег на дачу чрезвычайно привлекательным. В сталинские времена дачи были в основном привилегией партийной и культурной элиты, хотя несколько простых смертных, владевших ими до революции, сумели их удержать (фильм Никиты Михалкова 1994 года , сожженный солнцем дает картину элитной дачи жизнь в 1930-е гг., основанная на собственном опыте). После Сталина распространение дачных владений и их использования распространилось, и к 1980-м годам редко можно было найти интеллигентную семью, не имевшую доступа к одной (исследование семи российских городов в 1993-94 годах показало, что почти четверть всех домашних хозяйств владеют такой семьей) .Раздача небольших участков земли горожанам, чтобы они могли выращивать картофель и другие овощи, начавшаяся в больших масштабах во время Второй мировой войны, способствовала расширению, так как многим земледельцам удалось построить на своих участках. Когда Советский Союз, а вместе с ним и городская экономика, развалились в начале 1990-х годов, выращивание овощей на дачных участках стало частью стандартной стратегии выживания городских жителей. В 1997 году было подсчитано, что от 60 до 80 процентов семей в Санкт-Петербурге имели какие-то участки.

Дачи — тоже часть истории Восточной Европы. Чешская версия ( chata ) является предметом эссе Паулины Брен в книге Socialist Spaces . Как и Ловелл, Брен рассматривает дачу как личное пространство, которое ценится как место, где можно избежать давления и требований городской жизни. В контексте обществ советского типа «частное» как антоним «публичного» всегда повышает вероятность несоответствия режиму; и это одна из центральных проблем книги Кроули и Рида, редактируемой двумя историками культуры, сыгравшими ведущую роль в развитии исследований повседневного в странах бывшего советского блока.Некоторые ученые утверждали, что в тоталитарных государствах частное обязательно поглощается общественным; другие указывают на доказательства того, что частное лицо выжило, несмотря на намерения государства. Третьи отмечают, что государство предоставило частные помещения избранным гражданам (пример дачного поселка в Переделкино, предоставленного Политбюро Советскому Союзу писателей в начале 1930-х годов), при этом добавляя, что конфиденциальность часто была « незаконным уловом » победил хитростью. Выводы Брена о chata в Чехословакии после 1968 года заключаются в том, что это была форма частного пространства, которое режим терпел (действительно позволял процветать: к началу 1980-х годов, по данным Брена, около двух третей пражских домашних хозяйств владели или имел доступ к chata ), в отличие от пеших прогулок, конкурирующего досуга, который рассматривался как имеющий более определенную оппозиционную коннотацию.

Городские квартиры принадлежали — а также были спроектированы, построены и распределены — государством как в Советском Союзе, так и в Восточной Европе. Но их все еще можно было лелеять, даже если они не были строго личной собственностью. В своем эссе о варшавских квартирах 1950-х и 1960-х годов Дэвид Кроули цитирует замечание Чеслава Милоша о том, что «чтобы защитить свое положение и свою квартиру (которую он имеет по милости государства), интеллектуал готов пойти на любые жертвы или компромиссы; ибо ценность уединения в обществе, которое не дает никакой изоляции, больше, чем высказывание «мой дом — моя крепость», может привести к предположению.Следовательно, квартира также должна рассматриваться как место уединения — по крайней мере, до тех пор, пока это была отдельная квартира, а не пресловутая коммуналка («коммунальная квартира») советских 1930-х, 1940-х и 1950-х годов.

В Советском Союзе отдельные квартиры являются еще одним примером «подарка» уединения, данного режимом, который в принципе относился к частной жизни с подозрением: массовое переселение из коммунальных квартир в отдельные семейные квартиры было краеугольным камнем проводимой Хрущевым жилищной реформы. 1960-е годы.Эти стандартизированные, серийные и наспех построенные отдельные квартиры позже были заклеймлены как хрущобы — чеканка, связывающая Хрущев с русским словом, обозначающим трущобы, но в то время они очень ценились; в 1970-1980-х годах они были местом знаменитого кухонного общения советской интеллигенции (такого не было в коммунальных квартирах, жители которых не использовали кухню ни для общения друг с другом, ни для развлечения друзей).В Восточной Европе, где в послевоенные десятилетия были возведены большие участки многоквартирных домов в советском стиле, (отдельные) квартиры также критически рассматривались как советский подарок и презирались за это, а также за их плохой дизайн и качество изготовления. Тем не менее, как показывает Кроули, интерьер квартиры — та часть, которую житель мог сделать своей собственностью и в которую он мог отступить, — рассматривался в Польше в 1950-х годах как частная сфера, воплощающая семейные и домашние ценности. Популярный журнал опубликовал серию статей о квартирах знаменитостей, в которых основное внимание уделялось тому, как им удалось создать «благоприятную и индивидуальную атмосферу», несмотря на «банальную архитектуру», которую им навязала лишенная воображения государственная планировка.

Коммунальная квартира — пик сопротивления в летописи невзгод советских будней. Вопреки мифу, они не были продуктом коллективистской идеологии. Скорее, они возникли из-за перенаселенности городов и низкого бюджетного приоритета, который сталинский режим придавал жилью — все это, а также из-за дозы революционного злорадства, которое заставило местные власти стремились наказать буржуазию, заставив ее отдать часть своих квартир пролетариям. . Существует целый фольклор об унижениях, мелочной мстительности, драках и обидах, связанных с вынужденной совместной жизнью.

Кухни и ванные были местом эпических битв за собственность (кастрюли, умывальники) и использование пространства. Читатели книги Светланы Бойм « Общие места » (1994) вспомнят кошмарную историю о попытках ее родителей развлечь иностранных гостей в своей комнате в коммунальной квартире, в то время как струя мочи пьяного соседа по коридору медленно стекала под дверь. Согласно интервью, которое цитирует Катерина Герасимова в сборнике Кроули и Рейда, коммунальные туалеты причиняли столько неудобств, что возможность «сесть в собственном туалете» была одним из главных удовольствий, наконец, переезда в отдельную квартиру.Что касается коллективного духа, то есть несколько воспоминаний коммуналки , в которых упоминается взаимная поддержка соседей и ощущение, что человек был частью большой семьи. Гораздо более распространенным было ощущение, что домом является комната всей семьи, а не коммуналка в целом; а что касается соседей, как сказала одна из опрошенных Герасимовой, вы просто пытались сделать вид, что их нет.

В коммуналке и даже в маленьких отдельных квартирах не было места для вещей.Это было также хорошо, потому что все товары, даже предметы первой необходимости, такие как продукты питания, обувь и одежда, были в дефиците на протяжении всего советского периода. Однако дефицит не означал, что советские граждане были равнодушны к потреблению. Напротив, получение дефицитных товаров через связи и различные внебиржевые сделки стало национальным времяпрепровождением. Марксистская идеология, возможно, делала упор на производство, но в Советском Союзе имела значение иерархия потребления (основанная на преференциальном доступе к товарам).С точки зрения граждан, ключевые решения правительств советского типа были связаны с распределением: то есть, кто какие товары получил.

Хотя можно сказать, что советский режим препятствовал потреблению, сохраняя дефицит товаров, идеологически он не был на стороне аскетизма. Напротив, социализм будущего всегда задумывался с точки зрения изобилия: согласно социалистическому реалистическому восприятию мира режимом, скудное предложение товаров в настоящем было лишь предвестником грядущего изобилия.Больше товаров (особенно предметов роскоши) было объединено с большим количеством культуры; а в обществе, где было трудно достать эмалированные миски для мытья посуды, ценителей столового серебра заставляли подражать, а в газетах публиковались статьи о доставке роялей стахановским дояркам. В книге Champagne with Caviar Юкка Гронов описывает развитие в голодных 1930-х годах советской риторики культурного образа жизни, в которой привилегированные предметы роскоши, такие как шампанское, икра и духи, были близки к тому, чтобы стать достоянием широкой публики.Это не особо оригинальная книга, но тщательное исследование архивов, на которых она основана, делает Champagne with Caviar полезным для ученых, а широкие читатели оценят его яркие иллюстрации. В очаровательной вступительной записке Гронов отмечает, что постсоветское наблюдение некогда вездесущего торти (пирожные, очень сладкие, упакованные в белые картонные коробки) было для нее так же, как Мадлен для рассказчика в Прусте. 1970-е и «мои первые бокалы советского шампанского с бутербродами с икрой».(«Сэндвич» — термин, вводящий в заблуждение: она наверняка имеет в виду бутерброды — кусочки хлеба, намазанные маслом, только если вы были в Большом театре, каждый из которых увенчан чайной ложкой икры.)

1960-х годов были предприняты серьезные усилия по увеличению предложения товаров народного потребления для всего населения. Хрущев не просто дал поспешные обещания о достижении коммунизма: он также сказал, что Советский Союз догонит Америку в области потребления. Несмотря на реальную выгоду для советского потребителя (распространение дач, отдельных квартир и даже, при Брежневе, частных автомобилей), обещания не были выполнены, и последовало разочарование народа вместе с тоскливым стремлением к западным потребительским товарам, которые теперь были известны. существовать, но оставался в значительной степени вне досягаемости.

В своей вдохновляющей книге The Unmaking of Soviet Life Кэролайн Хамфри — один из немногих антропологов с большим полевым опытом в бывшем Советском Союзе — исследует изменение отношения к потреблению. Она утверждает, что в обществах советского типа желание потребителей одновременно возбуждалось и подавлялось, и «приобретение потребительских товаров и предметов стало способом конституирования». . . Самости ». В Восточной Европе это был имплицитно антирежимный процесс, но в Советском Союзе, как указывает Хамфри, оппозиционные коннотации потребительства были менее явными, потому что, в конце концов, режим был« нашим », а не навязанным. снаружи.В Советском Союзе, как и в Восточной Европе, жаждали западных товаров, и их массовое прибытие с падением режима сначала казалось чудом. Кто может забыть тот внезапный приток батончиков Mars, Snickers, иностранных ликеров (или, по крайней мере, бутылок с иностранными этикетками), кроссовок Nike, голландских помидоров, настоящих и поддельных итальянских кожаных курток и ярких курток, продаваемых из ветхих кабинок и столов. новоиспеченными предпринимателями под бдительным присмотром защитников мафии? Но вскоре у потребителей появилась усталость и (оправданные) сомнения относительно качества, и Хамфри предполагает, что к концу 1990-х годов старое советское предположение о том, что «иностранный» ( importnyi ) означало «лучше» — универсальное в 1970-х и 1980-х годах — исчезло. в основном ушло.

Исключением из обобщения Хамфри являются так называемые новые русские, широко презираемые нувориши постсоветского периода, чье демонстративное использование западных товаров и потребления в западном стиле является одной из главных причин их неприязни. У Хамфри есть замечательное эссе о новых русских виллах: тех тщательно продуманных, причудливых с архитектурной точки зрения двух- и трехэтажных кирпичных коттеджи , внезапное извержение которых на окраине Москвы, хорошо заметное с воздуха, резко изменило ландшафт 1990-х годов.Построен в эклектическом стиле, сочетающем скандинавский модерн и стиль Наполеона III, описываемый как «смесь классики, барокко и ренессанса», с джакузи (часто не функционирующим) и бронированными дверями, а также сидящим за высокими заборами на пустых участках во дворах часто свалены мусор, эти виллы, по словам Хамфри, «расположены вверх в несколько этажей, с резко наклонными крышами, остроконечными фронтонами и крыльцами». В своей грубости и «вертикальности» они символизируют неловкие отношения новых русских с их родной землей.

Одно из достоинств книги Хамфри состоит в том, что слова «демократия» и «капитализм» — с таким энтузиазмом применяемые западными комментаторами в первые годы «переходного периода» России — используются умеренно. Основанный в основном на экскурсиях в первой половине 1990-х годов, он показывает, что жизнь скорее разрушается, чем переделывается, но Хамфри не дает оснований ожидать счастливого исхода. Отмечая «жестокость» процесса экономической перестройки, растущую «агрессивность повседневной жизни» в России и продолжающееся чувство бессилия и виктимизации простых людей (хотя и со стороны новой группы угнетателей), она может произнести самую оптимистичную ноту. вывод состоит в том, что «повседневная экономика России — это место этического выбора» — что, я думаю, означает, что люди имеют возможность вести себя более или менее плохо друг с другом — и отсюда некоторые новые, возможно, более благоприятные меры. обязательно появится.«С точки зрения 2003 года может быть разумным осторожно поднять уровень оптимизма и предположить, что россияне уже привыкают к новым образцам поведения и привыкают к новым институтам, и что самые худшие времена, вероятно, уже позади — годы когда борьба за экономическое выживание сосуществовала с катастрофическим крахом старой советской системы ценностей. Но это не означает, что, субъективно говоря, россияне наконец достигают той долгожданной «нормальной» жизни. Из-за извращенности ветеранов-страдальцев многие начали с ностальгией оглядываться на старые добрые советские времена, когда царили порядок, дисциплина и гарантированная занятость; когда начальство было патерналистским, и на работе было достаточно времени для общения; когда люди жили просто, помогали друг другу и были равнодушны ( sic ) к имуществу; и коррупция западной поп-культуры была сдержана.Возможно, Путин частично восстановит эту советскую «нормальность». Но путешественникам будет трудно игнорировать те, которые предлагают новые русские виллы, когда их самолеты приземляются в Шереметьево — даже если процесс прохождения таможни и паспортного контроля вызывает, как мадлен Пруста, волны воспоминаний о прошлом советских времен.

УЛЫБКИ ЛЕТНЕЙ ДАЧИ

НИКОЛИНА ГОРА, РОССИЯ. В тридцати минутах езды к западу от Москвы мы находимся в другом мире, в мире, вдали от песка, угроз и все более разрушающегося города.Белоголовые молодые люди прыгают по благоухающим лесным тропинкам на лязгающих старых велосипедах, их восторженные вопли доносятся до высоких сосен и берез. Соседи собирают вокруг костра, чтобы жарить шашлык солнечными вечерами, которые, кажется, никогда не заканчиваются в этих далеких северных лесах. Малыши помогают дедам опрокидывать лейки над рядами картофеля, моркови и ягод в ухоженных садах. От нашего крыльца веет ароматом жасмина, смешанного с пионом. Звуки петухов, певчих птиц и тявканья собак.

Это наша дача, и это тоже часть настоящей России — часть, которая помогает объяснить, как москвичи могут переносить то, что часто кажется невыносимым в долгую темную городскую зиму. Это помогает объяснить, как россияне могут насытиться, даже когда продуктовые полки пусты или цены непомерно высоки. Это помогло нам понять, почему большинство россиян и многие иностранцы любят Россию.

Для жителей Запада «дача» (рифмуется с ЧА-ча) может вызывать в воображении образы Бориса Пастернака, сочиняющего стихи в Переделкино, Никиты Хрущева, заканчивающего свои дни в качестве изолированного садовника, русских интеллектуалов, которые постоянно курят сигареты и пьют грузинское вино как они страстно обсуждают политику в заснеженных загородных домах.Действительно, дачи могут означать все это, даже великолепный черноморский дом с закрытым эскалатором на пляж, где Михаил Горбачев и его семья отдыхали и содержались во время переворота прошлым летом.

Но для большинства горожан дача означает лачугу, чуть больше, в деревне, скрипучий деревянный дом без водопровода и тепла, куда они могут привести своих детей, чтобы они могли насладиться почитаемыми, почти мистическими благами деревенского воздуха. Это место, где собирают грибы и лесные ягоды, плавают по реке, выращивают овощи и фрукты на предстоящую долгую зиму.И это что-то вроде национальной одержимости.

Никто точно не знает, сколько москвичей приобщены к дачной культуре; В этом году, когда цены взлетели, многим пришлось отказаться от этой привычки. Но даже в этом случае дачи не являются исключительной прерогативой праздных богатых. Социолог Юрий Левада сказал, что его недавний опрос показал, что 42 процента из 12 миллионов жителей Москвы арендуют или владеют дачей или, по крайней мере, крошечным участком земли за чертой города. Эмпирические данные подтверждают оценки. После обеда в пятницу московские пекарни забиты покупателями, которые собираются на загородные выходные.На городских рынках продавцы оживленно торгуют семенами и саженцами. В магазинах «Природа» продаются мотыги и грабли. А в субботу утром каждая крошечная машина «Жигули», кажется, уезжает из города с ящиками, ведрами и потрепанной мебелью, привязанными к крыше.

Дорога проходит ряд за рядом властных советских многоквартирных домов, напоминающих худшие из жилищных проектов США, с покачивающимися лифтами и темными, вонючими коридорами. Но вскоре появляются первые садовые участки, а потом уже повсюду. Москвичи, раздевающиеся до нижнего белья при первых лучах солнечного света, трудятся над землей с такой интенсивностью, которую редко можно увидеть на их городских рабочих местах.

Всего в нескольких милях от города вся претензия на сверхдержаву исчезла. Бабушка в шарфе наполняет канистры у деревенского насоса и тащится домой в тапочках с дневной водой. Мальчик привязывает свою козу и пасет гусей в водопропускной трубе у дороги. По выходным на обочине дороги импровизирует оживленный рынок в смеси отчаяния и праздника, которая повсюду характеризует неуверенный марш России к капитализму: смертоносное пиво, греющееся на солнце; куски мяса, разрезанные на части, не обращая внимания на тонкости вырезки или ребра, равнодушно защищенные от мух марлей; розовые пионы и ярко-оранжевые лилии, перец, салат и зелень.

И вот мы доходим до самого дома. С его облупившимися обесцвеченными обоями, оголенной проводкой и светящимися пальцами между дверью и дверным косяком эту дачу никогда нельзя было спутать с элегантностью. С годами он разрастался как попало, комнаты добавлялись то тут, то там. На заднем крыльце заведена газовая плита. Единственная электрическая розетка находится в каком-то салоне — значит, наша кофеварка стоит там, ее пивной аромат добавляет дачному запаху цветов, сусла и плесени.

Мы бы не стали менять ни одной наклонной балки.К тому же дом намного больше большинства, а в его основе — ванная с горячей и холодной водой — вообще редкая роскошь в дачном поселке.

Зимой дом окружал просторный двор, идеально подходящий для снеговиков и снежных ангелов, с несколькими навесами и хижинами. Но когда таял снег, практически каждый квадратный сантиметр был задействован, так как наша хозяйка и ее родственники ухаживали за многолетниками и сажали овощи. Наступило лето, и каждый из окраинных сараев, за исключением настоящих флигелей и душа с дровяной печью, стал домом для другой московской семьи.

Другими словами, это не место для тех, кто ищет уединения; Русские любят говорить, что в их языке нет такого слова. Но по общению дачу не обыграть. Наши самые младшие соседи, в возрасте 10 и 3 лет, каждое утро проходят мимо нашего кухонного окна, гадая, готовы ли наши дети играть, и любопытствуя, какую странную новую еду мы можем есть. (Однажды я увидел девятилетнюю русскую девочку, которая ела свой первый банан, благоговейно облизывая внутреннюю часть кожуры, чтобы не пропустить ни одного кусочка.)

Наши взрослые соседи щедры, несмотря на внезапную нищету, и такие теплые и открытые, как будто лет антиамериканской пропаганды никогда не было. Хозяйка любезно преподнесла нам первую клубнику начала лета. Российские и американские дети по очереди летают по воздуху на веревке, подвешенной на высокой прочной ветке — тарзанке по-русски. И когда мы идем по переулку, чтобы позвонить по телефону соседа — наша квартирная хозяйка уже четверть века стоит в очереди по телефону — соседка настаивает на том, чтобы разрезать нам букет своих лучших пионов, а затем тщательно пересчитывает их, чтобы получилось уверен, что она не дала нам несчастливое четное число.

В одно майское воскресенье сын хозяйки работал от рассвета до заката, перерабатывая землю под просторный огород. Это было не хобби, а вопрос выживания. На вопрос, что он посадит, мужчина ответил: «Все, что растет на земле». Картофель, конечно, занимает больше всего места. Наша квартирная хозяйка взяла на себя прополку и полив, оплакивая отсутствие дождя во время прекрасной солнечной весны.

Она ухаживала за этим садом уже почти шесть десятилетий, придавая ему нынешнее безупречное совершенство, с нескошенной травой, но каждую неделю цветущим чем-то новым и великолепным.Давно овдовевшая, она каждое лето переезжает из центрального дома, который мы делили с ней зимой, в одну из отдаленных лачуг, домички, чтобы сдать в аренду еще одно место.

Племянники, племянницы, родственники и друзья приходят и уходят. Один молодой отец, инженер-компьютерщик, проводит здесь меньше времени, чем в прошлые годы. В нынешней депрессии ему пришлось устроиться на вторую работу — водителем грузовика для доставки. Первоначально огорченный ударом по самоидентификации, теперь он считает, что ему повезло заработать лишние рубли.Надвигающаяся безработица беспокоит каждого взрослого, и многие москвичи, считающие свои дачи правом по рождению, особенно среди интеллигенции, рискуют оказаться вне рыночной цены.

И все же далеко не все в этом желанном районе просто копошатся. Между нашей дачей и рекой располагаются более солидные деревянные дома старой советской элиты — академиков, генералов, шахматных звезд и меньших родственников Политбюро. А этим летом прямо на берегу реки вырастают эффектные кирпичные дома зарождающихся нуворишей — кинозвезд, бизнесменов, аппаратчиков, ставших предпринимателями.В выходные они появляются в форме российских богачей — в ярких спортивных костюмах — за рулем Volvo и Mercedes.

А теперь иностранцы; Руководители и послы нефтяных компаний ловят в ловушку лучшие дома, остальные идут за ними — и все мы завышаем цены для местных жителей. Здесь, как и везде, экономический разрыв между нами и нашими соседями временами болезненно резок. Мы не говорим о деньгах, но знаем, что пара сотен долларов — это больше, чем некоторые россияне зарабатывают за год.Мы знаем, что, пока мы выезжаем каждые выходные на нашем Special K, заказанном в Хельсинки, наши соседи раскладывают консервы, чтобы не допустить их нехватки следующей зимой. Мы также знаем, что наша хозяйка, которая живет здесь круглый год, должна делать покупки в деревенском магазине, в котором может не быть хлеба или сметаны каждый день, или же ехать в Москву — хрипящим переполненным автобусом, который может приехать, а может и не приехать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *